Елена Владимировна Павлинова

Основные заслуги и достижения

Публиковалась в поэтических альманахах Твери и Тверской области.
Студентка литературного института им. А.М. Горького (г. Москва)

Ссылки на ресурсы

ЛИТО «Рассветная звонница»

Произведения

На термометре моём...

На термометре моём
жарко,
Тридцать градусов и к ним
восемь.
И себя мне и её
жалко –
За компанию со мной
осень
Заразилась ноябрём,
чахнет.
Злится ветер, поднял шторм
в лужах.
Успокоится брюзга-
чайник.
Сяду к печке, буду дождь
слушать.
Стали стёкла невпрогляд
рябы.
Грусть главенствуя, вершит
дело.
Даровали бы мне власть,
я бы
Увенчала этот мир
белым.
Как морозцем поутру
пахнет!
Вот чего теперь душа
просит!
Но намокло все кругом,
чахнет.
Заразилась ноябрём
осень.

Москва, Булгаков, осень

Чтоб не ленился дворник,
Осень стрижёт деревья, –
Режет бесцеремонно
Лиственный окоём.
Рыжеволосый вторник
В лысое воскресенье
Вспомнится самым модным
Неповторимым днём.

В парке на Патриарших,
Под облетевшей ивой,
В рыжей листве играет
Чёрный-пречёрный кот.
Кузя –
он из домашних.
Кузя такой игривый!
Печкиной тёти Раи
Котик,
не Бегемот.

И Маргарита
с рыжим…
(рыжие нынче в моде)
Опровергая осень,
Дышат своей весной.
Сетует дождь на крышах:
«Это ж не по погоде
Ночь напролёт без спроса
Лакомиться Москвой».

Стынет на млечной миле
Звёздная бесконечность.
Помнит мгновенность судеб
Счастье простых минут.
Жизнь –
это чтоб любили…
Но усмехнётся вечность:
«Люди –
они лишь люди:
Любят и предают.»

Хмурый и нелюдимый,
Вряд ли кому-то нужный,
Серый ноябрьский холод
Учит ценить тепло.
Вечер, огонь в камине,
Сумерки, ветер, лужи.
Тени, Булгаков, Воланд,
Хрупкая грань
– стекло.

Осень лихо выжимает небо

Осень лихо выжимает небо.
У нее сегодня постирушка.
Ветер осерчал, не зная где бы
Облака развесить на просушку.

Нет дороги – вязкое болото.
Напилась землица до отрыжки.
Осень! Мы продрогли до икоты!
Золотую сделай передышку.

Напоследок дай налюбоваться
Ярым ненасытным бабьим летом.
Но она листву торопит в танце,
И опять замедлила с рассветом.

Осень, ты такая хулиганка!
Твой характер портит всю погоду!
Дома печь и тёплая лежанка,
Да и до весны всего полгода…

Стократ измерив...

Стократ измерив не свои пути,
На «просто так» потратив невозвратность,
Не думаем, что время не простит
Нам эту вопиющую халатность.

Что незаметность вычеркнутых дней
Играет с нами слишком злую шутку.
Обыденно владычица теней
Из бренных жизней крутит самокрутку.

В куренье смердном, на костре веков,
Сгорит неповторимость бывших судеб.
Растает дым поступков, мыслей, слов.
И будет пепел, феникса не будет.

Тупик

Не прозвучавший вовремя ответ
Останется вопросом навсегда.
Бывает непроизносимым «нет»,
И откровенно – беззащитным «да».

Разлит вина не выпитый бокал.
Несорванных плодов не выжат сок.
Не веровал, не клялся, не предал,
Не вымок, не согрелся, не продрог.

Сквозь радужно-прозрачное окно
Не вылететь… Спит бабочка …Тупик!
Кусочек лета, умерший давно,
Узором тёплым к холоду приник!

Прости

…а дело в том, что я тебя простила
Обиды отдала календарю
Прости, что я была с тобой бескрылой!
Прости, что поздно это говорю.

Прости, что я судьбы не угадала,
И долго так не верила в себя,
Что мне весною счастья было мало,
Что в желтооком мире сентября

Живу взахлёб, без страха, без оглядки,
Что разучилась прошлое жалеть,
Что в старой и разбитой нами кадке
Куст хризантем, шутя, раскинул медь.

Прости, прости, что не будешь сниться,
Прости, что так легко смеяться мне,
Что я теперь пишу иные лица,
Но не твоё… на этом полотне.

Я знаю, наше солнце не в зените,
И под закат накопим мы грехов,
Прости, что в нашем доме половицы
Разносят эхо не твоих шагов.

Гостиная для строк

Ленивая предутренняя нега.
Отрезок временной уединенья.
Ни сон, ни явь – гостиная для строк.
Приму столь долгожданных визитёров,
Попутчиков рассыпчатого снега.
И всё им дам – уют и угощенья.
Без них томителен и долог срок
Дней выжитых, незримых, перетёртых
На лопастях обычной суеты…

Щемящее, забытое желанье
Нетронутой непробованной рифмы.
Переплетенье века и минут.
Всё, всё беру и правду и наветы.
На лист в безгрешном, белом одеянье
Бросаю полубыли, полумифы
И вот опять – то леденят, то жгут,
То выдают великие секреты
Ответчицы за годы немоты…

Дом

Дом старуху любил.
Для неё мужиком её сложенный,
Согревал домочадцев
Никогда бы не предал своих.
Он бы радостно жил
Да хозяйка совсем обезножела.
Дом поник и затих…
Неуютно неладно затих.

Мзду не брал за постой
И гордился своими устоями.
Многодетный и шумный
В суете нескончаемых дел,
Дом, еще не пустой,
Обречённо утерся обоями –
Ничего не забыл
И о близких как прежде радел.

На прощальный ремонт
Не одно собралось поколение.
Заглянувшие в детство
Разговоры ведут о былом.
Старый бабушкин дом
На семейном гостит воскресении.
Снова шутки и смех,
Но все знают, что будет потом.

Прихоть

У прихоти моей веселый нрав,
И нестроптивый, в общем-то, характер.
Ей всё равно: кто прав, а кто не прав,
В оговорённом некогда контракте,
Растрачивать себя по мелочам
Не следует ей. Таковой задачи
Проказнице никто не назначал –
Мы с нею уживаемся иначе.
Я твердой быть могу, почти стальной.
Ей поручу быть ветреной и вздорной,
Насмешливой, упрямой,озорной,
Сама же стану верной и покорной.

У прихоти моей неприхотливой
Один каприз, чтоб я была счастливой!

Геометрия разлада

Я не хочу «дожить»
Ульяна Комарова 17 лет

Ну, вот дожила…
В окружении близких
я малюю квадрат одиночества.
За окном неприкаянно корчится
надоедливо-мокрый ноябрь.
За ночь, в лужах продрогшую рябь
стянет коркой искомкано-склизкой,
И в тепле, в окружении близких
я себя уверяю заученно,
что ноябрь, дилеммой измученный
между снегом и между дождем
скоро кончится. Вот переждем
эту нудную смуту-распутицу,
и потом обязательно сбудется
искрометнейший снегопад.
А пока, а пока невпопад
про погоду и про дела…
и под ложечкой:
«Дожила…»