Виктория Исаева

Основные заслуги и достижения

Член областной творческой ассоциации «Содружество литераторов Верхневолжья», а также творческого объединения «Струны души», соорганизатор видеопроекта Ольги Надточий «Поэтический видеомост Санкт-Петербург –Тверь» февраль 2016 (Тверь).
Победитель литературного конкурса «Брусника. Даты и числа» в номинации «Лучшее стихотворение по мнению критиков» (2016), Финалист конкурса юмористических стихотворений регионального праздника поэзии «Верхневолжские чтения» (2016), победитель (3 место) глобальной сетевой творческой олимпиады «Свежая строка» в номинации Аудиостихи (2016)
Автор сборника стихотворений «Обратный отсчет» (2016).
Публиковалась в коллективном сборнике стихотворений «Беседы у камина» (г.Смоленск), в поэтическом альманахе «Форма слова» (г.Нижний Новгород), в альманахе «Каблуковская радуга» по итогам XVI литературных встреч в 2016 г., в коллективном сборнике «Песни былинной Руси» (г. Тверь), в литературной газете «Графоман» (Архангельская область), а также в тверской периодике и сетевых изданиях.

Ссылки на ресурсы

СтихоPhilia Виктории Исаевой

«Стихи.ру» Виктория Исаева

Произведения

По ослабленным нервам...

По ослабленным нервам проспектов тверских
Еле движутся полупустые трамваи –
Одиноко и жалко зажаты в тиски
Торопливых машин, сбитых в плотные стаи.

На растресканных пятках родных площадей
В ожиданье тепла, зябнут клумбы-мозоли.
Город нем, он привык пребывать в нищете.
Афанасий Никитин, персты намусолив,

Ждёт попутных ветров, город горбится с ним,
Собирая в котомку прошедшую славу.
Город выцвел (зима?). Он ссутулился, сник,
И, рождённый рекой, забывает, как плавать.

По дороге шагает смешной мальчуган.
Кем он думает быть, кем, взаправду, он станет?
Над вселенной сияют не звёзд жемчуга –
Блещут деньги и власть в златотканой сутане

Выстужается Тверь...

Выстужается Тверь, и сентябрь ледяными ветрами
Выметает из города тёплые мысли о лете.
Центр мира смещается, вот он уже рядом с нами –
Ты в осенней вселенной сидишь на своём табурете.

Выпью тёплого морса и, молча, укутаюсь книгой.
Каждый прожитый вечер — в копилку домашнего счастья.
Быть счастливым по осени – как-то и просто, и дико,
До весны в янтаре застывают кипучие страсти.

Постаревшие звёзды осыпались, спят под ногами,
Значит, лесенку в небо пока — в сараюшку, до вёсен.
Замираем в оранжевом сне, и из нас оригами
Ловко делает осень.

Два красных клёна...

Два красных клёна, чёрный палисадник,
Заботливо взъерошенный к зиме.
Неласканная осень в полкасанья
Прошла по остывающей земле.

Светло и благодатно в русском доме,
Осенних заготовок круговерть.
Тепло выходит из печных жаровен
И проникает в рёберную твердь –

Оплот сердечной мышцы и чего-то,
Что далеко понятию души.
А клёны осыпаются червонно
И хочется как можно проще жить.

И хочется неласкового ветра,
Рябого неба километрах в ста
От выжженного, пепельного центра.
Всего в одном дыханье от Христа.

Но надо ехать, и знобит дорогу,
Как будто лихорадка пробрала.
По зёрнышку вытряхиваю Бога:
Была ли я…
Была ли я?
Была.

Пока я пребываю в пустоте...

Пока я пребываю в пустоте
И в тишине сбегающего лета,
По городу, брезглив и пустотел,
Гуляет дождь до сизого рассвета,
До нового портала в никуда,
До следующего дня-армагеддона.
А осень, сиротлива и худа,
Выходит из дрожащего вагона,
Несёт с собой коричный терпкий дух,
И нежный цвет печёных спелых яблок,
Срывает кротко листья на ходу.
…Весенний сплин не шаток и не валок,
Осенний – изживаешь чуть дыша:
Сбивает медно-рыжими волнами
И тащит по иссохшим камышам,
По памяти о заболевшей маме,
По ничего-не-сделанному, но
Забытому из юношеской дали.
Осенний сплин – моё Бородино:
Я выжила, хотя почти все пали.
Застекленеют лужи поутру,
И солнце выйдет, как чудной физалис,
И если я когда-нибудь умру –
Бог с Вами, это показалось.

Дождь напевает осени вечный хит...

Дождь напевает осени вечный хит,
Осень читает ночи свои стихи,
Ночь проверяет прочность стандартных схем:
Книга и кухня. Воздух вокруг – нем.

Стынет в пиале крепкий зеленый чай —
Верный соратник мой по глухим ночам.
Кто там запоем? Сэлинджер, Бронте, Манн…
Книга — мой горько-радостный талисман.

Мёрзлое утро сонно открыло глаз,
В кухне синеет тёплым прищуром газ.
Время – рулетка. Утро – на сектор «приз»!
Что ни предложишь – я выбираю Жизнь.

Мне снилось недавно...

Мне снилось недавно…
Мы жили на море,
Где волны шептались, нежнее влюбленных.
А каждое утро лиловые зори
Гостили на окнах, слегка отворенных,
Палитру ночей высветляя опалом.

Высокие сосны
Расплавили смолы,
В обед разомлев, северянки на юге,
И хвойным, густым ароматом с ментолом
Наполнили воздух прогретой округи,
Беспечно раскинув дремучие космы.

А если серьезно,
Все это так странно:
Прошедшему – поздно,
Грядущему – рано…
Мне ветер-романтик придумывал песни
О том, как он бойко шагает по звездам,
И это проторенных троп интересней.

Осень – вовсе уже не девочка...

Осень – вовсе уже не девочка – сердце в затянувшихся ранах.
Шествует гордо, прожитым тешится, но ей все же снится несбыточное:
Зеленые вербы в накрахмаленных сарафанах,
Да голубые глаза безмятежных шафранов.
У каждого своя пыточная.

Хочешь, озлобленно брызгай слякотью в недовольные лица.
Хочешь, рви листву, разбрасывай, покуда не останутся одни палицы.
А набеснуешься, устанешь злиться –-
Время вымаливать да молиться.
Каждый по-своему мается.

Сядет за книгу, осенний бестселлер, усмирив норов.
Словно ручная, золотом сыплет, фальшивомонетчица.
Саваном — снегом покроется скоро,
Спрячет вскрытые раны и поры.
Каждый по-своему лечится.

Только одна ночь, только одна…

Только одна ночь, только одна…
Выстужен Питер от крыш до самого дна.
Острые звездочки снега летят с Невы.
Только один день. Не поймал – лови.

Кузница счастья вовсе не так тесна.
Вышел великим — не разменяйся на
Мелкие грОши. Счастье мое с аршин
Выковать больше сможешь? Давай, спеши.

В прошлое валится ночь – не удержать,
Жить надо так, чтоб не было после – жаль.
Больно ли, весело – только не все равно.
Только бы не зарасти как пустырь — травой.

Только бы… не стихает проспект, бузит,
Топим камин пережитками прошлых зим,
Топим в бокалах питерскую луну,
Только одну ночь, только одну…