Валерий Ремизов

Основные заслуги и достижения

Поэт и музыкант, член областной творческой ассоциации «Содружество литераторов Верхневолжья» и творческого объединения «Струны души», победитель конкурса стихотворений о поэзии, приуроченного к Региональному празднику поэзии «Верхневолжские чтения» (2015 г.)

Произведения

Под аккорды минорные осени...

Под аккорды минорные осени
Открываем другую главу.
Отцветают лазурные просини,
Переходим в иную канву.

Ах, осенние очарования
Для рассеянных чистых очей,
И предсмертные скорбные знания,
И покатость усталых плечей…

Отсыревшего ветра наплывами
Надувает пузырь парусов,
И разносится вой меж разрывами
Однотипных заснувших домов.

Парусина натянута донельзя,
И оснастка тревожно трещит,
Через окон бойницы и прорези
Проливается блёклый нефрит.

Амбразура непрочная лоджии,
И вещает с неё на весь двор
Старичок. И невольно прохожие
Целый день его слушают вздор.

Стародавние земли юродивых…
Здесь всегда они были в чести:
И никто не перечит свободе их,
Кого хочешь, того и чести.

Как любить тебя, смутная Родина,
Из тебя нерадивая мать,
А иные рифмуют с «уродиной».
Как, скажи мне, тебя целовать?

Во граде ли в Китеже...

Во граде ли в Китеже звоны стоят,
усилены волн перекатом стократ.

Там рощи дубовые тысячи лет
цепляют корявыми сучьями свет.

Там рыскал когда-то раскосый монгол,
да только с пустою сумою ушёл.

В рассветных туманах блестят купола,
и водная гладь до заката светла.

Там злато в богатых палатах блестит,
в узорчатом тереме дева грустит.

И ждёт, истомившись, пока кто-нибудь
отыщет в невидимый город свой путь.

Уже засветилась закатная медь...

Уже засветилась закатная медь
На трубах кирпичных, на стенах домов,
И стал горизонт понемногу темнеть,
И вечер раскрыл лиловеющий зев.

Верхушки деревьев алеют как кровь,
Недолго им тлеть – всё темней небеса.
И крыши соседней покатая бровь
Нахмурена. Шесть без пяти на часах.

Под тонкой синью небосвода...

Под тонкой синью небосвода
Расплылся солнечный желток
И с прежней медленностью хода
Вершит очередной виток.

И день дрожит, и лёд сверкает,
Деревья чопорно молчат,
И мир от края и до края
Густым молчанием объят.

Соседний дом ухмылкой окон
В сто глаз смеётся надо мной,
И жжёт сквозь ткань солярный локон,
Висящий за моей спиной.

Утром

…А наутро посыпал снежок,
Запетляли следы перебежками
Меж бордюров по глади дорог,
Зачернели стежками-мережками.

Поседевшие космы сосны
Нависают угрюмыми шапками,
Словно чьи-то тяжёлые сны
Наловили в мерёжу охапками.

И еловые лапы дрожат,
Серебром осветлённые доверху,
И боятся их ели разжать,
Будто снег может сделаться порохом.

Всё кружат, облепляя фонарь,
Белоснежные мухи навязчиво,
Будто снова трёхлетний январь
Ночью шар наш стеклянный раскачивал.

Россия

Привольнее здесь буревестникам:
всё буря за бурей идёт,
печальными долгими песнями
под вечер укрыт небосвод.

Россия, ты сплошь не засеяна,
ты сплошь то овраг, то бурьян,
и, кажется, ветром развеяна
сильней, чем любая из стран.

Щедры наши земли бескрайние
на гениев и дураков,
и носится трактами дальними
бряцанье монет да оков.

Страна без пути и без времени,
медвежий полуночный край.
И всё-таки, русскому племени
чужбиной покажется рай!

Весна

Переливается, катится гул —
грянул весенний набат.
Капает золото солнечных скул
с неба на пыльный асфальт.

Ветви вцепились в небесную высь,
тянут густую лазурь.
Свет по ветвям опускается вниз,
гонит застывшую хмурь.

Не разбирая дороги идет
вечно босая весна,
топит горячим дыханием лед,
спрятанный в темных лесах.

Звонко смеется и щурит глаза,
морщит веснушчатый нос
вечно босая девчонка-весна
и дожидается гроз.